RU (495) 989 48 46
Пленка на бампер

АНТИГРАВИЙНАЯ ЗАЩИТА БАМПЕРА

 

Как в ссср покупали машины


Автомобили советской богемы — как она добывала иномарки — журнал За рулем

Иномарки в Союзе, как правило, покупали подержанными через Управление делами дипкорпуса, которое реализовывало машины покинувших страну иностранцев.

Материалы по теме

До Великой Отечественной в Союзе не было магазинов, где продавали автомобили, а подавляющему большинству граждан идея купить машину и в голову бы не пришла: денег хватало на еду да на простую одежду. Тем не менее частные машины в стране были. Но лишь у граждан, в той или иной степени приближенных к власти: признанных ученых, писателей, режиссеров, актеров. Они покупали автомобили на немалые гонорары, но отнюдь не в магазине.

Чтобы приобрести машину, нужно было разрешение правительства, которому писали соответствующие письма, вплоть до просьб лично председателю Совнаркома Вячеславу Молотову.

Зато у некоторых особо уважаемых лауреатов в 1930-х было даже по паре машин. Скажем, у «красного графа» и знаменитого писателя Алексея Толстого.

Лиля Брик и Renault NN 6CV

Лиля Брик и Renault NN 6CV

А первым частным автомобилем в советской Москве после того, как у дореволюционных владельцев все машины конфисковали, стал Renault NN 6CV. В 1928-м, с трудом получив разрешение, этот автомобиль привез из Парижа Владимир Маяковский. Сам он за руль никогда не садился. Машину водили или наемный шофер, или подруга поэта Лиля Брик.

Режиссер Сергей Эйзенштейн возле Lincoln KA

Режиссер Сергей Эйзенштейн возле Lincoln KA

Вообще, много лет советские писатели, режиссеры и актеры, как правило, ездили с водителями, которых сами и нанимали. Это касалось и великого режиссера Сергея Эйзенштейна, которого в середине 1930-х возили на двухдверном Lincoln KA. Кстати, это была довольно популярная тогда в СССР марка. На Lincoln, только большом — четырехдверном — возили и Максима Горького.

Иномарки в СССР тогда закупали небольшими партиями для обслуживания иностранцев, чиновников и особых граждан.

ГАЗ-АА писателя Михаила Пришвина

ГАЗ-АА писателя Михаила Пришвина

С начала 1930-х писатели и актеры стали получать право и на покупку отечественных автомобилей. Первой машиной известного писателя Михаила Пришвина стал

www.zr.ru

Особенности владения личным автомобилем в СССР в ХХ веке. — DRIVE2

"Автомобиль не роскошь, а средство передвижения" — знаменитая крылатая фраза Остапа Бендера из романа Ильфа и Петрова "Золотой телёнок", написанного в 1931 году, была горьким отражением сложившейся действительности. Личный автомобиль для советских граждан долгое время оставался откровенной роскошью.

Полный размер

Доставшийся молодой советской республике в наследство от царских времён автомобильный парк имел очень печальный вид и отличался малочисленностью и чрезвычайной пестротой. В 1920-х гг. организованный ввоз на территорию СССР автомашин и запасных частей к ним отсутствовал. По оценкам современных исследователей, из 24 218 автомашин в 1925 г. только 5792 являлись легковыми; большинство марок были представлены одной-десятью машинами, и лишь «Форд» продал в СССР более 330 единиц техники. Однако к началу 1930-х гг. только 15,5 % автомобилей находились в личном владении граждан. Благодаря сотрудничеству с компанией Г. Форда, Советский Союз получил планы, патенты и чертежи, необходимые для развертывания собственного массового машиностроения. Но промышленный механизм в СССР в 1930-е гг. был ориентирован преимущественно на оборонные нужды (и, соответственно, на производство средств производства). Этим обусловливалось то, что в довоенный период развивался главным образом грузовой транспорт, а не легковой.

Автомобиль можно было получить в личную собственность в качестве премии, например, за ударный труд. Именно поэтому машины в те годы несли на себе отблеск не столько богатства, сколько «таинственной и грозной власти, дыхание свыше раздаваемых благ».

Существовала также возможность получить машину в качестве выигрыша через систему добровольных обществ «Автодор» и «Осоавиахим». Добровольное общество «Автодор», призванное содействовать становлению отечественной автомобильной промышленности, развитию транспорта и улучшению дорог, объединяло не только профессиональных шоферов, но и автолюбителей. В его задачи входили подготовка водителей, распространение информации об автомобилях и их обслуживании, а также проведение пропагандистских кампаний, например, против бездорожья. Дороги в СССР, как выяснилось в ходе проверки Комиссии партийного контроля в 1935 г., находились в «исключительно запущенном» состоянии, нередко представляя собой кашу из битума, песка и гравия, именуемую «черное шоссе». Сбору средств на постройку и ремонт дорог должен был способствовать выпуск лотерей.

www.drive2.ru

Как покупали иномарки в СССР | Блогер Tory_n на сайте SPLETNIK.RU 9 июля 2015

Иномарки в СССР были не средством передвижения, а небывалой роскошью. Позволить себе купить заграничную машину могли далеко не все. 

Атрибут роскоши

Легковой автомобиль иностранного производства на дорогах СССР был редким явлением. Как ни одна другая вещь он позволял подчеркнуть статус ее владельца. О редкости иномарок в Советском Союзе может свидетельствовать хотя бы тот факт, что Владимир Высоцкий, по данным московского ГАИ, был единственным на тот момент в столице владельцем «Мерседеса».

Владимир Высоцкий с сыном Марины Влади Володей во дворе своего дома у BMW-2500, 1975 год

Появление иномарки на московских улицах всегда вызывало некоторый ажиотаж – машину непременно обступала толпа любопытных, норовящих заглянуть в салон, кто-то даже фотографировал диковинные для Советского Союза авто и собирал целые коллекции таких снимков. К посольствам капиталистических государств ходили как в музеи.

Обладателями экзотического в стране товара долгое время были ограниченные категории населения, в числе которых дипломаты, артисты, чиновники, спортсмены, летчики. Одним из первых, кто начал пользоваться в СССР иностранным автомобилем, был Ленин, разъезжавший с водителем на «Роллс-Ройсе» из императорского гаража.

Уникальный полугусеничный Rolls-Royce «Silver Ghost» в гараже музея-усадьбы «Горки Ленинские»

Но первым владельцем иномарки следует назвать Владимира Маяковского, привезшего в конце 1920-х годов из Парижа «Рено». Долгое время иномарка в СССР была скорее штучным товаром.

Многое изменилось в 1959 году, когда «Американская национальная выставка» в Сокольниках продемонстрировала посетителям продукцию своего автопрома. Выставочные экземпляры так и не вернулись на родину и были проданы иностранным дипмиссиям, а через некоторое время машины достались наиболее состоятельным гражданам СССР.

Способы приобретения

После войны деятели культуры стали получать трофейные немецкие машины. Автор музыки популярнейших песен «Темная ночь» и «Спят курганы темные» композитор Никита Богословский приобрел по спецразрешению от зампреда Совнаркома Молотова сначала кабриолет Steyr, потом малолитражку Opel Olimpia, которую сменил на MercedesBenz. Его коллега Матвей Блантер – автор «Катюши» – также после войны ездил на автомобиле марки Steyr. Кинодокументалист Роман Кармен получил в 1945 году в Берлине подарок от генерала армии Батова – двухместный кабриолет Mercedes-Benz 230. Но трофейная эйфория продолжалась недолго: с выпуском первых послевоенных «Побед» и ЗИМов немецкие авто потеряли привлекательность.

Иномарки восстановили свои позиции только к началу 50-х, когда мировой автопром окончательно отошел от последствий войны и смог представить такие модели, по сравнению с которыми изделия советской индустрии выглядели очень бледно. Вот тогда-то владение автомобилем иностранного производства стало настоящим шиком. А наиболее престижно было ездить на иномарке с наемным шофером.

Один из основных каналов поступления иномарок в СССР шел через дипломатов. Когда приходило время переезда дипломата за рубеж, он сдавал автомобиль в специальный комиссионный магазин, через который его могли купить другие граждане. Так иномарки появились у актера Андрея Миронова и космонавта Алексея Леонова. Нередко иномарка преподносилась в качестве дорогого подарка.

Юрий Гагарин, проявлявший интерес к хорошим машинам, но не имевший возможности их приобрести, получил в дар от французского автопроизводителя спорткар Matra Bonnet. А Галине Улановой Пьер Карден подарил «Ситроен ДС».

В большом количестве всевозможную «автоэкзотику» везли моряки. Они сильно рисковали, так как за рейс разрешено было провезти только один автомобиль. В портовых городах – Риге, Одессе, Калининграде, Мурманске – иностранные автомобили были не такой уж редкостью. Более широкому распространению иномарок в СССР поспособствовало снижение в конце 1970-х годов таможенных пошлин на подержанные автомобили. Этим воспользовались артисты, которые активно везли «секонд-хенд» на родину. Именно знаменитости, в отличие от «подпольных миллионеров», могли открыто демонстрировать свои приобретения и, в отличие от чиновников, свободно выбирать машину, а не получать ее по разнарядке. Артисты во время зарубежных гастролей, как правило, покупали иномарку за честно заработанную валюту, оплачивали таможенные сборы, получали разрешение от Министерства культуры и ставили машину на учет.

Проблемная техника

Иномарка была не только объектом гордости автовладельца, но и предметом постоянных хлопот. Гражданин, законно приобретший иностранный автомобиль, в течение года не имел право его продавать, за исключением случаев, когда машина попадала в ДТП. Кроме этого, подержанные иномарки на отечественных дорогах быстро ломались, а найти запчасти было целой проблемой. Владелец понимал: нужно избавляться от автомобиля, пока он еще что-то стоит.

Машины продавали на «фестивале» – так в народе называли открытую площадку купли-продажи автомобилей, расположившуюся в столичном «Южном порту». Зачастую сумма, которую выручал автовладелец от сделки не только в разы превышала затраты на покупку и растаможку автомобиля, но и выгодно отличалась от суммы прописанной в документах.

В 1980-х годах авторынок «Южного порта» приобрел откровенно криминальную репутацию. Там заправляла так называемая Южнопортовая ОПГ, представленная выходцами с кавказского региона. Глава ОПГ Николай Сулейманов персонально курировал «фирменную» 11 секцию комиссионки, через которую проходили иномарки. Иногда Сулейманов и партнеры занимались настоящим разбоем, заставляя автовладельцев «дарить» понравившиеся автомобили.

Иномарколюбы

Среди советских политиков особой любовью к иностранным авто отличался Леонид Ильич Брежнев. В его гараже были: Rolls-Royce, Lincoln Continental и несколько Cadillac.

Rolls-Royce Леонида Ильича Брежнева

Одной из жемчужин собрания генсека был необычный 4-дверный спортивный седан Maserati Quattroporte первого поколения, подаренный ему в 1968 году руководством итальянской компартии.

Среди людей искусства отличался Иван Дыховичный. В 70-е годы он владел двумя породистыми спортивными купе. Первой иномаркой режиссера была белая Alfa Romeo 1750 GTV, ранее принадлежавшая жене посла Аргентины. На смену 4-цилиндровой Alfa Romeo пришел еще более дорогой и скоростной 6-цилиндровый Fiat Dino с мотором Ferrari мощностью 180 л.с. Эту машину режиссер приобрел с помощью знакомого механика из гаража итальянского посольства.

Переломные 80-е

С наступлением 1980-х информация о новинках иностранного автопрома стала активнее проникать на отечественный рынок. Практически каждый год зарубежные производители устраивали в СССР «внешнеторговые выставки». Но если в первой половине 80-х на «виртуальном рынке» доминировала европейская автотехника, в первую очередь немецкая, то во второй половине 80-х смелее о себе стали заявлять японцы. Желающих купить иномарку становилось все больше, а вот законно приобрести ее было все также сложно. Как следствие – процветание черного рынка зарубежных автомобилей, который к середине 1980-х достиг угрожающих масштабов. В результате «андроповских чисток» 1983-84 годов за подпольную торговлю иностранными автомобилями наказание понесли десятки человек. В этом деле засветилось имя экс-министра МВД Николая Щелокова, у которого были обнаружены три «Мерседеса» и один «БМВ». С началом перестройки хватка правоохранительных органов ослабла, что открыло путь к массовому завозу иномарок.

Первый крупный, пока еще нелегальный канал поставок автомобилей был налажен из Японии. На грузовых судах в СССР переправлялись подержанные Toyota и Nissan. Власти не могли закрывать глаза на незаконный импорт автотранспорта, но и препятствовать этому было уже невозможно. В марте 1988 года принимается «Инструкция» о порядке перемещения через границу СССР автомобилей и другого автотранспорта, которая позволяла советским гражданам фактически беспрепятственно ввозить в страну различные виды транспортных средств для личного пользования. Поток автомобилей увеличивался лавинообразно. Статистика, опубликованная в постсоветский период, показывает, что в 1990 году в страну было завезено 34700 легковых автомобилей, а в 1991 году – уже 56300. В сентябре 1991 года, за несколько месяцев до распада Советского Союза, «Автоэкспорт» начал официальный ввоз легковых иномарок в СССР.

 

Текст: Тарас Репин

www.spletnik.ru

Как покупали иномарки в СССР / Назад в СССР / Back in USSR

Иномарки в СССР были не средством передвижения, а небывалой роскошью. Позволить себе купить заграничную машину могли далеко не все. А кто каким-то образом покупал — могли об этом пожалеть, а то и лишиться свободы…

Атрибут роскоши

Легковой автомобиль иностранного производства на дорогах СССР был редким явлением. Как ни одна другая вещь он позволял подчеркнуть статус ее владельца.
О редкости иномарок в Советском Союзе может свидетельствовать хотя бы тот факт, что Владимир Высоцкий, по данным московского ГАИ, был единственным на тот момент в столице владельцем «Мерседеса».

Обладателями экзотического в стране товара долгое время были ограниченные категории населения, в числе которых дипломаты, артисты, чиновники, спортсмены, летчики. Только с наступлением перестройки купить себе иномарку мог любой обладающий нужной суммой денег. В большинстве случаев нелегально.
Одним из первых, кто начал пользоваться в СССР иностранным автомобилем был Ленин, разъезжавший с водителем на «Роллс-Ройсе» из императорского гаража.
Но первым владельцем иномарки следует назвать Владимира Маяковского, привезшего в конце 1920-х годов из Парижа «Рено».

Долгое время иномарка в СССР была скорее штучным товаром. Многое изменилось в 1959 году, когда «Американская национальная выставка» в Сокольниках продемонстрировала посетителям продукцию своего автопрома.
Выставочные экземпляры так и не вернулись на родину и были проданы иностранным дипмиссиям, а через некоторое время машины достались наиболее состоятельным гражданам СССР.

Способы приобретения

Иномарки в СССР имели разное происхождение. Это были трофейные, полученные по ленд-лизу, подарочные или покупные автомобили. На трофейных машинах разъезжали маршал Жуков и композитор Богословский. Последний приобрел свой кабриолет Steyr только по спецразрешению Молотова.

Один из основных каналов поступления иномарок в СССР шел через дипломатов. Когда приходило время переезда дипломата за рубеж он сдавал автомобиль в специальный комиссионный магазин, через который его могли купить другие граждане. Так иномарки появились у актера Андрея Миронова и космонавта Алексея Леонова.
Нередко иномарка преподносилась в качестве дорогого подарка. Юрий Гагарин, проявлявший интерес к хорошим машинам, но не имевший возможности их приобрести, получил в дар от французского автопроизводителя спорткар Matra Bonnet. А Галине Улановой Пьер Карден подарил «Ситроен ДС».
В большом количестве всевозможную «автоэкзотику» везли моряки. Они сильно рисковали, так как за рейс разрешено было провезти только один автомобиль. В портовых городах – Риге, Одессе, Калининграде, Мурманске – иностранные автомобили были не такой уж редкостью.
Более широкому распространению иномарок в СССР поспособствовало снижение в конце 1970-х годов таможенных пошлин на подержанные автомобили. Этим воспользовались артисты, которые активно везли «секонд-хенд» на родину.

Французский автомобиль Matra-Bonnet Jet VS, подареный Ю.А.Гагарину.
Именно знаменитости, в отличие от «подпольных миллионеров», могли открыто демонстрировать свои приобретения и, в отличие от чиновников, свободно выбирать машину, а не получать ее по разнарядке.
Артисты во время зарубежных гастролей как правило покупали иномарку за честно заработанную валюту, оплачивали таможенные сборы, получали разрешение от Министерства культуры и ставили машину на учет.

Проблемная техника

Иномарка была не только объектом гордости автовладельца, но и предметом постоянных хлопот. Гражданин, законно приобретший иностранный автомобиль, в течение года не имел право его продавать, за исключением случаев, когда машина попадала в ДТП.
Кроме этого, подержанные иномарки на отечественных дорогах быстро ломались, а найти запчасти было целой проблемой. Владелец понимал: нужно избавляться от автомобиля, пока он еще что-то стоит.

Машины продавали на «фестивале» – так в народе называли открытую площадку купли-продажи автомобилей, расположившуюся в столичном «Южном порту». Зачастую сумма, которую выручал автовладелец от сделки не только в разы превышала затраты на покупку и растаможку автомобиля, но и выгодно отличалась от суммы прописанной в документах.
В 1980-х годах авторынок «Южного порта» приобрел откровенно криминальную репутацию. Там заправляла так называемая Южнопортовая ОПГ, представленная выходцами с кавказского региона.
Глава ОПГ Николай Сулейманов персонально курировал «фирменную» 11 секцию комиссионки, через которую проходили иномарки. Иногда Сулейманов и партнеры занимались настоящим разбоем, заставляя автовладельцев «дарить» понравившиеся автомобили.

Превратности судьбы

Нередко проблемы с иномарками приводили к курьезным случаям. Так, известный фигурист Алексей Уланов, удачно продавший Oldsmobile Torоnado 1969 года выпуска, ненадолго отлучился, оставив на сиденье автомобиля сумку с вырученными деньгами. Покупатели не растерялись и ударили по газам, неожиданно быстро справившись с диковинной автоматической коробкой передач.

Однако на МКАДе машину заклинило, виной чему стал недостаточный уровень моторного масла.
Печальная судьба постигла ярко-красный «Джавелин», который в Сан-Франциско приобрел Исаак Дунаевский. По доверенности на этой машине ездил сын композитора Максим. Ездил до тех пор, пока автомобиль не стал рассыпаться.
С «Южным портом» Дунаевский младший решил не связываться и бросил иномарку возле гостиницы «Украина». Там она и простояла до очередного коммунистического субботника, пока сознательные граждане не сдали изъеденный ржавчиной заморский металлолом в переплавку на завод «Серп и молот».

Иномарколюбы

Среди советских политиков особой любовью к иностранным авто отличался Леонид Ильич Брежнев. В его гараже были: Rolls-Royce, Lincoln Continental и несколько Cadillac.
Одной из жемчужин собрания генсека был необычный 4-дверный спортивный седан Maserati Quattroporte первого поколения, подаренный ему в 1968 году руководством итальянской компартии.

Среди людей искусства отличался Иван Дыховичный. В 70-е годы он владел двумя породистыми спортивными купе.
Первой иномаркой режиссера была белая Alfa Romeo 1750 GTV, ранее принадлежавшая жене посла Аргентины. На смену 4-цилиндровой Alfa Romeo пришел еще более дорогой и скоростной 6-цилиндровый Fiat Dino с мотором Ferrari мощностью 180 л.с. Эту машину режиссер приобрел с помощью знакомого механика из гаража итальянского посольства.

Переломные 80-е

С наступлением 1980-х информация о новинках иностранного автопрома стала активнее проникать на отечественный рынок. Практически каждый год зарубежные производители устраивали в СССР «внешнеторговые выставки». Но если в первой половине 80-х на «виртуальном рынке» доминировала европейская автотехника, в первую очередь немецкая, то во второй половине 80-х смелее о себе стали заявлять японцы.
Желающих купить иномарку становилось все больше, а вот законно приобрести ее было все также сложно. Как следствие – процветание черного рынка зарубежных автомобилей, который к середине 1980-х достиг угрожающих масштабов.

В результате «андроповских чисток» 1983-84 годов за подпольную торговлю иностранными автомобилями наказание понесли десятки человек.
В этом деле засветилось имя экс-министра МВД Николая Щелокова, у которого были обнаружены три «Мерседеса» и один «БМВ».
С началом перестройки хватка правоохранительных органов ослабла, что открыло путь к массовому завозу иномарок. Первый крупный, пока еще нелегальный канал поставок автомобилей был налажен из Японии. На грузовых судах в СССР переправлялись подержанные Toyota и Nissan.
Власти не могли закрывать глаза на незаконный импорт автотранспорта, но и препятствовать этому было уже невозможно. В марте 1988 года принимается «Инструкция» о порядке перемещения через границу СССР автомобилей и другого автотранспорта, которая позволяла советским гражданам фактически беспрепятственно ввозить в страну различные виды транспортных средств для личного пользования.

Поток автомобилей увеличивался лавинообразно. Статистика, опубликованная в постсоветский период, показывает, что в 1990 году в страну было завезено 34700 легковых автомобилей, а в 1991 году – уже 56300. В сентябре 1991 года, за несколько месяцев до распада Советского Союза, «Автоэкспорт» начал официальный ввоз легковых иномарок в СССР.
Тарас Репин

back-in-ussr.com


Смотрите также