RU (495) 989 48 46
Пленка на бампер

АНТИГРАВИЙНАЯ ЗАЩИТА БАМПЕРА

 

История советского автопрома


история, автомобилестроительные предприятия, легендарные советские автомобили

Одной из интереснейших страниц отечественной истории XX века стала летопись развития автопрома СССР – хозяйственной отрасли, направленной на создание подвижного состава и обеспечения им страны во всех сферах ее многогранной жизни. В довоенный период этот процесс шел в неразрывной связи с общей индустриализацией государства, а в последующие годы стал важной составной частью подъема народного хозяйства и создания прочной экономической базы. Остановимся на некоторых, наиболее существенных его этапах.

С чего все начиналось?

Начало истории автопрома СССР было положено в 1924 году выпуском первого советского грузовика АМО-Ф-15. Его прообразом являлся итальянский автомобиль FIAT 15 Ter. Местом создания этого родоначальника отечественной автомобильной индустрии стал московский завод «АМО», основанный в 1916 году, а в советское время переименованный и получивший вначале имя Сталина (1933), а затем Лихачева (1956) – его первого директора, занимавшего эту должность с 1927 года.

Чуть позже, в 1930-1932 гг., это начинание получило дальнейшее развитие строительством в Нижнем Новгороде еще одного завода по выпуску автомобилей. Он был рассчитан на производство как легковых, так и грузовых машин, выпускаемых по лицензии американской кампании Ford Motors. С конвейеров этих первых двух предприятий, созданных в рамках общегосударственной программы индустриализации, сошли многие легендарные советские автомобили, и именно они стали основой дальнейшего развития этой важнейшей отрасли промышленности.

В последующие годы к этим крупнейшим в стране автопредприятиям прибавились еще несколько автозаводов: КИМ (Москва), ЯГАЗ (Ярославль) и ГЗА (Нижний Новгород). Сейчас это кажется невероятным, но в 1938 году автопром СССР занимал первое (!) место в Европе и второе в мире (уступив лишь США) по производству грузовиков. В предвоенные годы их было выпущено более миллиона единиц, что позволило в необходимом объеме оснастить подвижным составом Красную армию и предприятия народного хозяйства. Создание многочисленного и в достаточной степени оснащенного автопарка позволило стране добиться успехов в реализации программ довоенных пятилеток.

Производство автомобилей в годы войны

С началом Великой Отечественной войны московский завод “ЗИЛ” (бывший АМО) эвакуировали в тыл, и часть его оборудования пошла на создание новых автопредприятий. Так, с использованием производственных мощностей ЗИЛа открыли Ульяновский автомобильный завод – УАЗ, носивший в то время название УльЗИС. Впоследствии он был переименован и получил широкую известность своей продукцией как внутри страны, так и за рубежом. Тогда же на заводе УралЗИС, построенном в городе Миассе Челябинской области, началось производство первых образцов грузовых машин марки «Урал».

Следует отметить, что в годы войны производство автомобилей в СССР не ограничивалось лишь выпуском моделей на основе отечественных разработок. Для более полного удовлетворения нужд фронта, а также обеспечения подвижным составом эвакуированных вглубь страны промышленных предприятий, была налажена сборка автомобилей из комплектов узлов и деталей, поставлявшихся по ленд-лизу – особой программе, в рамках которой США обеспечивали страны антигитлеровской коалиции боеприпасами, техникой, медикаментами и продовольствием.

Послевоенные приоритеты отечественного автопрома

Послевоенные годы принесли с собой обострение отношений между бывшими союзниками, оказавшимися по разные стороны железного занавеса, и были отмечены началом всеобщей гонки вооружений. В истории тех лет отмечены эпизоды, когда человечество стояло на гране глобальной ядерной катастрофы – достаточно вспомнить Карибский конфликт 1962 года. Эти обстоятельства во многом определили специфику развития всего народного хозяйства СССР и автопрома как одной из его важнейших составляющих частей.

С начала 50-х и до конца 70-х годов Министерство автомобильной промышленности СССР, поддерживая курс на выпуск грузовых автомашин, отдавало приоритет тем моделям, которые могли с равным успехом использоваться как для поддержания обороноспособности страны, так и в различных областях народного хозяйства. Это были главным образом грузовики двойного назначения, а также многоосные полноприводные тягачи. Одной из наиболее известных разработок тех лет стал грузовой автомобиль ЗИС-164, сошедший с конвейера Московского завода имени Сталина и явившийся результатом глубокой модернизации выпускавшегося ранее автомобиля ЗИС-150.

Рождение первых ЗИЛов и «Уралов»

Следующей вехой развития завода был выпущенный в 1963 году легендарный советский автомобиль ЗИЛ-130, который и по сей день можно увидеть на дорогах страны. По своим конструктивным особенностям он успешно конкурировал с лучшими мировыми образцами того времени. Достаточно сказать, что автомобиль был оснащен двигателем, мощность которого составляла 150 л. с., а также гидроусилителем руля и пятиступенчатой коробкой передач. Новинкой стал и омыватель панорамного лобового стекла, разработанный инженерами завода.

В конце 50-х годов автомобильный парк страны пополнился и новинкой, выпущенной уральскими специалистами. Это был двухосный грузовой автомобиль УралЗИС-355ММ (фото приведено ниже). Несмотря на то что по своим техническим характеристикам эта модель относилась к категории машин средней грузоподъемности (до 3,5 т), именно ей суждено было сыграть ведущую роль в освоении целинных земель Казахстана, Сибири и Урала.

Впечатляющая статистика

О том, насколько интенсивно шло развитие производства грузовых машин и тягачей в первые послевоенные десятилетия, свидетельствует статистика. Согласно имеющимся данным общий объем выпуска этого вида продукции в 1947 году составил 133 тыс. единиц, а к началу 70-х годов действовавшие в СССР автомобилестроительные предприятия увеличили их число до 920 тыс., то есть почти в семь раз, что превышало аналогичные показатели ведущих промышленных стран мира.

Не менее впечатляющим было и увеличение производства легковых машин, которым в предвоенный период уделялось меньше внимания из-за необходимости обеспечить страну грузовым транспортом. По данным автопрома СССР, в 1947 году их было выпущено около 9,5 тыс. единиц, тогда как к 1970 году это число возросло до 344,7 тыс., иными словами, увеличилось почти в 36 раз.

Автомобили, ставшие эмблемами эпохи

Среди легковых машин, выпускавшихся в те годы, наибольшую известность получил легендарный советский автомобиль «Победа», сходивший с конвейера Горьковского автозавода под индексом М-20. Его разработка стала новым словом не только в отечественном, но и в зарубежном автомобилестроении.

Дело в том, что «Победа» была первым в мире образцом крупносерийно выпускавшихся легковых автомобилей с несущим кузовом, не имеющим выступающих элементов, таких как фары, подножки и крылья со всеми их рудиментами. Важной отличительной чертой данной конструкции являлось также отсутствие рамы, функцию которой выполнял сам кузов. Горьковским заводом «Победы» выпускались в период 1946-1958 гг., и их количество на дорогах страны тогда достигло почти четверти миллиона единиц.

Отмечается, что 50-е годы в целом явились необычайно продуктивным периодом в деятельности конструкторов и дизайнеров Горьковского автомобильного завода. На Всемирной выставке, проходившей в 1958 году в Брюсселе, три их разработки были удостоены высшей награды – Гран-при. Это были легковые автомобили: «Волга» ГАЗ-21, пришедшая на смену «Победе», «Чайка» ГАЗ-13 и грузовик ГАЗ-52. Позднее славу заводу принесли памятные всем машины «Волга» ГАЗ-24.

Детища столичных автомобилестроителей

Еще одной своеобразной эмблемой той эпохи стал легковой автомобиль «Москвич-400», выпуск которого был налажен на одноименном столичном предприятии, открытом в 1930 году. Его специалисты, взяв за основу немецкий автомобиль Opel Kadett довоенной конструкции, разработали собственную модель, запущенную в серийное производство в 1947 году. Ее первые образцы были выпущены на трофейном оборудовании, вывезенном из Германии.

Через 7 лет конструкция автомобиля была значительно модернизирована, и он стал выпускаться под индексом «Москвич-401». В последующие годы разрабатывались и пускались в массовое производство его новые модели, пополнявшие автомобильный парк страны. Наиболее известной среди них стал автомобиль “Москвич-408”, заслуживший добрую славу своей надежностью и неприхотливостью.

Эпоха «Жигулей»

В середине 60-х годов перед автопромом СССР была поставлена задача наладить массовое производство легковых автомобилей, доступных широким слоям граждан, и тем самым устранить сложности, связанные с их приобретением. В рамках реализации этого проекта летом 1966 года был заключен договор с руководством итальянского концерна Fiat на постройку в городе Тольятти завода по производству легковых автомобилей. Детищем нового предприятия стали автомобили марки «Жигули», производившиеся в небывалом для того времени количестве. В 70-е годы их выпуск достигал 660 тыс. в год, а к началу 80-х возрос до 730 тыс. Этот период принято считать началом массовой автомобилизации страны.

Малолитражки с берегов Днепра

Ощутимую лепту в дело обеспечения советских людей индивидуальным транспортом внес и Запорожский автомобилестроительный завод. В 1961 году на нем был налажен выпуск малолитражного автомобиля ЗАЗ-965, получившего в народе ироничное название «горбатый “Запорожец”». Любопытно, что его конструкция была разработана специалистами столичного автозавода, выпускавшего «Москвичи», и там же планировалось наладить его серийный выпуск, но за отсутствием необходимых производственных мощностей уже готовый проект они передали коллегам с берегов Днепра.

В 1966 году из ворот предприятия вышла обновленная и кардинально отличавшаяся от своего предшественника модель, известная как «Запорожец-966», а в последующие десятилетия появлялись все новые и новые разработки. Их характерной особенностью было воздушное охлаждение двигателя, расположенного в задней части кузова. За все время производства, охватившее период 1961-1994 гг., было выпущено почти 3,5 миллиона машин.

Вклад украинских специалистов в развитие автопрома

На протяжении нескольких десятилетий основная нагрузка по перевозке пассажиров в сфере общественного транспорта была возложена на продукцию Львовского автобусного завода (ЛАЗ). Построенный в первые послевоенные годы, он вплоть до распада СССР являлся одним из основных советских предприятий, специализировавшихся в данной области, а в 1992 году был преобразован в совместное российско-украинское предприятие, просуществовавшее в течение 22 лет.

Наибольшую известность среди его продукции получили предназначенные для городских маршрутов автобусы марки ЛАЗ-695, выпуск которых начался в 1957 году. Кроме того, заметный след в истории отечественного автомобилестроения оставили и модели, предназначенные для обслуживания все возраставшего с каждым годом потока туристов. К ним относятся такие разработки, как ЛАЗ-697 и ЛАЗ-699А. В 1963 году завод освоил выпуск новой для него продукции – городских троллейбусов ЛАЗ-695Т.

Создатели знаменитых «Уралов»

Не оставались в стороне и специалисты действовавшего в городе Миассе Уральского автомобильного завода. За период с 1942 года, когда с его конвейера сошел первый образец продукции, и вплоть до распада СССР ими был разработан обширный модельный ряд машин и тягачей различной грузоподъемности и мощности.

Кроме упомянутого выше двухосного грузовика УралЗИС-355М, ставшего легендой целинных просторов, к числу наиболее ярких достижений той поры можно отнести и первый трехосный автомобиль «Урал-375», выпущенный в 1961 году и обладавший повышенной проходимостью, что делало его незаменимым в условиях бездорожья. За его разработку конструкторы предприятия были удостоены диплома ВДНХ СССР первой степени. Высокое качество новых машин было по достоинству оценено многими иностранными покупателями, поспешившими заключить контракты на их поставку.

Следующую правительственную награду – орден Трудового Красного Знамени уральские автомобилестроители получили в 1966 году за модернизацию ряда прежних моделей и разработку новых. Незадолго до распада Советского Союза с его конвейера сошел миллионный автомобиль. В последующий период завод претерпел неоднократные реструктуризации и сегодня входит в состав «Группы ГАЗ», являющейся крупнейшей автомобилестроительной компанией России.

Достижения ульяновских автомобилестроителей

В одном из предыдущих разделов статьи упоминалось о том, что в годы Великой Отечественной войны на берегах Волги было образовано предприятие, получившее впоследствии известность как Ульяновский автомобильный завод (УАЗ). Его роль в развитии народного хозяйства страны оказалась столь велика, что на ней следует остановиться несколько подробнее.

История этого прославленного завода началась в мае 1944 года с выпуска первого опытного образца 4-тонного грузового автомобиля УльЗИС-253. Параллельно с этим его коллектив наладил изготовление автомобиля ГАЗ-ММ, разработанного и выпускавшегося на Горьковском заводе, а затем переданного в Ульяновск для продолжения его серийного производства. Это была та самая знаменитая «полуторка» − автомобиль грузоподъемностью 1,5 т, который, исколесив фронтовые дороги, стал незаменимым помощником в деле послевоенного восстановления народного хозяйства.

В 1954 году ульяновские специалисты наладили выпуск легкового автомобиля повышенной проходимости ГАЗ-69, а спустя некоторое время и его модифицированной модели – ГАЗ-69А. Обе эти машины стали яркими вехами на пути развития советской экономики послевоенных лет. Они оказались одинаково востребованными и в Вооруженных силах страны, и во всех областях хозяйства. Важно отметить и тот факт, что с 1956 года их сборка производилось из деталей собственного производства.

Следующей трудовой победой заводчан (так было принято говорить в годы советской власти) стало налаженное в 1966 году производство малотоннажных грузовиков УАЗ-450Д и модификации УАЗ-452Д. Это были легендарные «Уазики», без которых трудно представить дороги тех лет. Эта разработка была удостоена золотой медали ВДНХ. Не меньшим успехом пользовались сходившие с заводского конвейера легковые автомобили марки УАЗ-469 и УАЗ-469Б, обладавшие повышенной проходимостью и ставшие продолжением традиции, заложенной еще во дни выпуска ГАЗ-69.

Послесловие

В этой статье приведен далеко не полный перечень продукции, выпускавшейся предприятиями автопрома СССР за годы, прошедшие с момента его образования и до распада страны. Кроме того, даже большинство упомянутых моделей имело различные модификации, каждая из которых представляет интерес оригинальностью конструкции и смелостью технической мысли. В целом же история советского автомобилестроения – это увлекательная глава в летописи отечественной истории XX века.

Автор: Сергей Спинул

labuda.blog

Советский автопром 30-х: отсталый и передовой

 Обычно, когда говорят о наших машинах, впадают в крайности. Одни пишут, что «все наше украдено на Западе», а другие соловьями заливаются о «не имеющих аналогов в мире» разработках советских ученых. На самом деле, оба мнения правдивы лишь отчасти.

Перефразируя профессора Преображенского, хочется посоветовать поменьше читать комментарии в социальных сетях и на форумах. «Ну не умеют наши делать автомобили!» — если бы за каждый раз, когда я видел этот тезис в различных интерпретациях, мне давали по рублю, я бы давно купил весь Интернет.

Вопрос «прогрессивности» автопрома – очень сложный. В нашей недавней статье о разных налоговых системах в Европе мы уже доказывали, что умение делать хорошие, по мнению потребителя, автомобили зависит не от мифических национальных предрасположенностей, а от вполне конкретных экономических реалий. Хотя в целом в СССР они оставались постоянными (командная экономика, отсутствие конкуренции, военная ориентация промышленности), но «лицо» отечественного автопрома в разные эпохи сильно отличалось.

Чтобы понять, насколько наши автомобили были «в тренде», мы разделили отечественную историю на десятилетия и сравнили наши машины с иномарками в отдельных классах. Сегодня мы начнем с 30-х годов.

Ранние массовые автомобили: ГАЗ-А против Ford Model A


Подражая легендарному Капитану Очевидность, напомню, что автомобиль – это чертовски сложный с технической точки зрения агрегат. Если делать его «с нуля», придется потратить годы на разработку моторов со сложной системой питания, испытать десятки конфигураций подвесок и вариантов передаточных соотношений трансмиссии. Советскому государству собственные автомобили нужны были здесь и сейчас. Всем было понятно, что шаткий мир между государствами, установившийся в 20-30-е годы, продержится недолго, и требовалось импортозамещение. Тогдашнее руководство приняло единственно возможное здравое решение: закупить автомобиль «под ключ» на Западе (пока это возможно) и параллельно развивать инженерную школу.

На фото выше представлен автомобиль Газ А


Хотя с Третьим Рейхом в ту пору СССР состоял во вполне дружеских отношениях, пример решили взять с американцев. Может быть, сыграли роль субъективные предпочтения вождя, а может быть, заокеанские коммерсанты шли на контакт охотнее европейских – теперь уже сложно сказать определенно. Итак, в 1929 году советское правительство покупает у Ford Motor Company все оборудование и технологии для лицензионного выпуска Ford Model A под названием ГАЗ-А. Кстати, если вы любите на досуге посмеяться над китайцами с их забавным переосмыслением чужих названий и логотипов, взгляните-ка на эмблему ГАЗ 30-х годов и сравните ее с «голубым овалом» Форда. Отличий от оригинала у советской копии было минимум, и все сводились к упрощению внешнего декора. Что до технологической части, то тут наши конструкторы пока что ничего не могли противопоставить американским.


Более трех лет потребовалось, чтобы установить и отладить оборудование для сборки ГАЗ-А – к концу 1932 года, когда серийные машины отправились на улицы советских городов, американский «прародитель» уже год как был снят с производства. То есть, первенец ГАЗа был слегка устаревший, но не настолько, как, скажем, Daewoo Nexia по сравнению с Opel Kadett… Любопытно сравнить тиражи: Ford Model A был выпущен в количестве 4,8 миллионов экземпляров, тогда как «ГАЗов» собрали лишь немногим более 40 тысяч штук. Разница – более чем в 100 раз, что красноречиво говорит о разнице в уровне жизни.

Поздние массовые автомобили: М-1 против Ford Model B


Сразу оговоримся, что мы используем здесь историческое название «Эмки», бывшее в ходу в 30-е годы, когда товарищ Молотов, давший машине литеру «М» в честь себя любимого, был председателем Совнаркома (главой исполнительной власти, по сути – премьер-министром). Потом, после смерти Сталина, Молотов проиграл стратегическую схватку с Хрущевым, попал в опалу, и в литературе к названию М-1 стали прибавлять приписку ГАЗ, чтобы поумерить культ личности. На первый взгляд, схема получения отечественного автомобиля в случае с «Эмкой» была точно такой же, как с ГАЗ-А. За прототип снова взят американский Ford, на сей раз – Model B. И снова – слегка устаревший: сделку оформили в 1934 году, когда в США машина уже доживала свой век на конвейере.


Но на самом деле за какие-то пять лет советская автопромышленность сделала огромный скачок вперед. Можно со всей уверенностью сказать, что М-1 был более совершенным, чем его предок из США. Силовой агрегат остался неизменным – в середине 30-х в СССР еще толком не умели конструировать моторы и коробки передач. А вот адаптация ходовой части к нашим дорогам, которые 80 лет назад были много хуже, чем сейчас, являлась уже вполне посильной задачей. У М-1 была усилена подвеска, рулевое управление и тормоза, а мотор не жестко прикручивался к раме, а крепился через эластичные подвесы. Все это позволяло эксплуатировать автомобиль в достаточно суровых условиях и «убивать» его гораздо медленнее.

Представительские автомобили: ЗИС-101 против Mercedes-Benz 770K



Параллельно с официальными переговорами о покупке оборудования и чертежей СССР занимались и самым настоящим промышленным шпионажем. В частности – закупали иномарки, разбирали их и пытались сделать что-то подобное своими руками на собственном оборудовании. По теперь уже неясной причине автомобиль для высших чинов решили делать именно таким, «пиратским» способом, причем за основу взяли автомобиль, как бы мы сейчас сказали, бизнес-класса – Buick 32-90. То ли технологии выпуска представительских, а не массовых машин, американцы продавать не хотели, то ли Сталину и его ближнему окружению хотелось пользоваться чем-то по-настоящему своим… В общем, ЗИС-101 – это продукт нелицензионного копирования. Все началось с экспериментального автомобиля Л-1, который как раз был очень близкой копией «Бьюика» — его собирали в Ленинграде на Кировском заводе с 1932 по 33 год. Можно, конечно, посмеяться над конструкторами: копия получилась так себе, и до Москвы для участия в первомайском параде доехали не все машины из опытной партии – многие сломались по дороге. Но вдумайтесь! Всего один год на копирование, и уже сам факт того, что автомобили поехали своим ходом, говорит о мастерстве инженеров и их воле к победе. А ведь Buick 32-90 – это далеко не утилитарный Ford Model B, это технологически весьма сложный продукт. По-видимому, в министерствах не вполне отчетливо осознавали, что без опыта довольно сложно сделать копию с рядного восьмицилиндрового двигателя с двухкамерным карбюратором и диафрагменным бензонасосом, а также сделать такое же автоматическое сцепление для МКПП… Так или иначе, но Л-1 остался прототипом, всю документацию в 1933-м передали в Москву на завод ЗИС, а Кировский завод занялся танками.

Еще три года понадобилось москвичам, чтобы довести «псевдобьюик» до ума. Это означало тотальную модернизацию всего: кузов с деревянным каркасом заказали в американском ателье Budd, а сами хорошенько поработали над силовым агрегатом и прочим оборудованием. Получился весьма современный, по тем меркам, автомобиль: с синхронизированной (кроме первой передачи) коробкой, термостатом, «печкой», радио и даже вакуумными усилителями привода сцепления и тормозов. Но если брать западные аналоги, то понимаешь, насколько вперед ушли в 30-е годы те же немцы. Mercedes-Benz 770, на котором ездили все будущие противники Сталина — Гитлер, Маннергейм и император Хирохито, был способен «уделать» советский ЗИС по всем статьям. Его мотор (тоже рядная «восьмерка») объемом 7,7 литров опционально оснащался механическим нагнетателем Рутса и выдавал 200 л.с. против 110 л.с. у ЗИС-101. В скоростных заездах эти лимузины не соревновались (в отличие от их хозяев), но итог, боюсь, предсказать несложно. Очевидно, что технологически автомобили представительского класса в Европе и США были на целое поколение современнее советских.


Экспериментальные машины: ГАЗ-А Аэро против Cord 812 и Citroen Traction Avant

Глядя на типичные автомобили 30-х, нельзя не приметить, насколько они все угловатые. Меж тем, еще в 20-х годах конструкторы поняли, что эта угловатость оборачивается большим сопротивлением набегающему воздуху, а значит – способствует повышенному расходу топлива и замедляет разгон. Советский конструктор Алексей Никитин был пионером аэродинамических автомобилей в СССР. В 1932 году он получил для своих экспериментов «свежий» серийный ГАЗ-А и приступил к созданию нового кузова для него. Кузов получился уникально обтекаемым: за основу была взята форма капли воды, а коэффициент лобового сопротивления составил 0,175 (для сравнения, у современного Mercedes AMG GT – 0,365). Но доработкой кузова дело не ограничилось: на «фордовский» мотор Никитин установил передовую по тем временам алюминиевую головку блока цилиндров и «разогнал» отдачу с 39 до 48 л.с. Максимальная скорость, при этом, составила внушительные 106 км/ч.


Что удивительно, Никитина не расстреляли в эпоху репрессий, но его разработки в серию не пошли. Примерно до конца 30-х он пытался развивать свой ходовой прототип, а затем переключился на более актуальные для той эпохи танковые шасси, чем успешно и занимался до конца жизни. Надо сказать, что Алексей Никитин в целом был в мировом тренде. В то же самое время, пока он в недрах Московского авиационного института работал над силуэтом своего «Аэро», Chrysler вовсю испытывал свои новые модели в аэродинамической трубе. В том же 1934 году вышел футурический Chrysler Airflow. Он не снискал рыночного успеха, но аэродинамические очертания получили несколько более поздних машин конкурентов: Ford V8 и Lincoln Zephyr в США, а также во Франции, а к концу 30-х угловатые очертания стали признаком консерватизма.

Lincoln Zephyr и Chrysler Airflow


Но для понимания того, насколько СССР был далек от технического авангарда той эпохи, стоит взглянуть на две другие машины. Американский Cord 812 1937 года имел передний привод, полуавтоматическое сцепление и мотор с нагнетателем, электрические дворники, тахометр, а также потрясающий дизайн со спрятанными «заподлицо» фарами. Впрочем, чрезмерная прогрессивность сыграла с «Кордом» злую шутку, и он был выпущен смехотворным тиражом 1900 штук, пока производство не закрылось в 1940-м.



Зато второй «пионер», французский Citroen Traction Avant, на популярность не жаловался – он выпускался (с перерывом на войну) с 1934 по 1953 год. Французы оставались верны атмосферным моторам и механическим коробкам, зато внедрили несущий кузов, опять-таки передний привод, а также независимую переднюю подвеску. В общем, в конце 30-х СССР был весьма далек от технологического лидерства, хотя демонстрировал и неплохие успехи в дисциплине «догонятельства». Но задумайтесь: советскому человеку ни к чему были все эти наддувы и хорошая управляемость переднего привода. Люди просто выживали, и задачи соревноваться с конкурентами ради того, чтобы предоставить потребителю самый лучший продукт, у советских предприятий не было. Что и предопределило судьбу перспективных разработок: передний привод на наших авто появился в начале 80-х, роботизированная коробка пошла в серию только летом 2014-го, а наддувных бензиновых моторов нет и не предвидится.

Внедорожники: ГАЗ-61 против Kubelwagen

Здесь те, кто душой болеет за отечественный автопром, начинают потирать руки: ну, по части бездорожья советским инженерам уж точно нет равных! Мы недавно писали про легенды отечественной оффроуд-техники: армейский УАЗ, «Буханку», а также вездеходы КБ Грачева: «Синюю птицу» и ЗИЛ-167Э. Но все это будет нескоро… А в 30-е годы опыта создания внедорожников еще не было, но все-таки стоит отдать должное нашим конструкторам: в 1938 году был готов опытный открытый штабной автомобиль ГАЗ-61, являвшийся, по сути, полноприводной версией «Эмки». Разработчиком модели был молодой Виталий Грачев, которому впоследствии суждено было стать «отцом» массы эпичных отечественных вездеходов.

Фото с испытаний Газ 61-40 машина показала феноменальную проходимость.



Вот это действительно был локальный прорыв: ГАЗ-61 стал первым в мире комфортабельным внедорожником. Можно сказать – дальним предком современных Range Rover и Toyota Land Cruiser. Он появился на два года раньше, чем American Bantam BRC40 – первый армейский «джип», созданный компанией American Bantam по заказу Минобороны США. Что же до немецкого Kubelwagen на базе «Жука», который также был готов к 1938 году, то он был моноприводным (хотя и с самоблокирующимся дифференциалом).

Поздний вариант полноприводной "Эмки" Газ 61-73


Что в итоге?

Как я уже говорил, характеристики автомобилей зависят исключительно от того, какие машины нужны населению и в каких экономических условиях происходит их производство. Твердая рука Сталина, коммунистическая идеология и надвигающаяся Вторая Мировая, с одной стороны, дали мощный толчок развитию технологий, а с другой – сузили простор конструкторской мысли. Можно было бы сказать, что коммунисты подписали автопрому приговор… Но у него еще были шансы, и о них мы расскажем в следующих частях нашей «сравнительной саги».

<a href="http://polldaddy.com/poll/8592572/">Если бы не Сталин и война, каким бы был наш автопром в то время?</a>


Читайте также:


www.kolesa.ru

Советский автопром 40-х: заочный сравнительный тест наших машин с иномарками

Тема прогрессивности отечественного автопрома – больная. Одни говорят о тотальном копировании и отставании. Другие твердят о величии советского конструкторского гения, на фоне которого западные автомобили кажутся нелепыми поделками. Мы решили попробовать посмотреть на ситуацию объективно. Вслед за предыдущей публикацией о 30-х годах сравнили советские "бестселлеры" в разных сегментах с их иностранными одноклассниками.

В трагические сороковые годы советский автопром, как и вся страна, вошел отнюдь не мировым лидером, зато вышел если и не передовым, то однозначно в статусе "крепкого середняка". Именно в сороковые годы в СССР смогли сделать сразу три этапных и по-своему революционных автомобиля – ГАЗ-М20 Победу, ЗиС-110 и ГАЗ-67, оказавших заметное влияние на дальнейшее развитие советского автопрома.

Ранние компактные автомобили: КИМ-10-50 против Renault Juvaquatre

Начались же автомобильные сороковые с достаточно невеселой истории. В 1940 году на московском заводе КИМ подготовили к серийному выпуску первый советский массовый легковой автомобиль, который должен был не только выпускаться десятками тысяч, но и свободно продаваться. Машина получила название КИМ-10-50, причем практически сразу же была разработана ее открытая модификация КИМ-10-51. В год планировалось выпускать 50 000 автомобилей.

На фото: КИМ-10-50


Машина не являлась стопроцентно советской разработкой, а была, как сказали бы сейчас, нелицензионной копией английского Ford Prefect образца 1938 года. То есть для своего времени КИМ-10 был вполне современным автомобилем, даже невзирая на некоторое упрощение конструкции, "подогнанное" под особенности производства в СССР.

Кстати, именно это упрощение и сыграло с КИМ-10 и его создателями злую шутку. На смотринах в Кремле машину лично забраковал Сталин – вождю народов категорически не понравился двухдверный кузов, после чего исправлять ошибки москвичей взялись горьковские конструкторы. К весне 1941 года изготовили предсерийный прототип КИМ-10-52 на этот раз уже с "нормальным", четырехдверным кузовом, какой изначально имел Ford Prefect, но запустить машину в серию помешала война.

Если сравнить КИМ-10 с одноклассниками, например с появившимся в 1937 году Renault Juvaquatre, то выяснится, что конструкторы обоих предприятий избрали одинаковый путь развития своих моделей. Первоначально Renault Juvaquatre тоже выпускался с двухдверным кузовом, и только в 1939 году появилась четырехдверная модификация.


На фото: Renault Juvaquatre


Если же проводить заочную "дуэль" между КИМ-10 и Renault Juvaquatre, то по большинству параметров советский автомобиль и вовсе превзойдет своего французского одноклассника. КИМ-10 был более чем на 20 см длиннее (3,94 м) и на 7 л.с. мощнее (30 л.с.) Обе машины оснащались трехступенчатыми механическими КПП, а единственным плюсом Renault Juvaquatre была передняя независимая подвеска, в то время как КИМ-10 имел достаточно архаичную зависимую подвеску на поперечной рессоре.

Другим плюсом французского оппонента стоит признать наличие четырехдверной модификации, но если бы не война, то такой же модификацией совершенно точно обзавелся бы и КИМ-10.

А вот открытой версии у Renault Juvaquatre не было никогда, в то время как КИМ-10 получил ее изначально. Впоследствии Renault обзавелся кузовами "универсал" и "фургон", но всё это, если бы история ХХ века пошла по другому пути, наверняка получил бы и КИМ-10.

В общем, для своего времени КИМ-10 был вполне конкурентоспособным автомобилем. К сожалению, волевое решение Сталина и начавшаяся война поставили крест на этом автомобиле, который так и не стал массовым.


На фото: КИМ-10-50, Renault Juvaquatre


Внедорожники: ГАЗ-64 и ГАЗ-67 против Willys MB

До войны успела появиться еще одна интересная модель, которую ожидала совсем другая судьба, нежели злосчастный КИМ-10. Речь идет о ГАЗ-64 – очередной нелицензионной копии, на этот раз американского армейского внедорожника Bantam BRC40 и его серийного воплощения по имени Willys MB.

И хотя "виллис-иван", как его прозвали в армии, не имел стопроцентного сходства с американским идейным прародителем, тем не менее всем с первого взгляда было ясно, с оглядкой на какую машину создавался ГАЗ-64. А уж колея в 1 278 мм вообще красноречиво на это намекала.

Оба автомобиля эксплуатировались в Красной Армии, и их достоинства и недостатки хорошо известны. Самый главный недостаток обеих машин – габариты. Что Willys MB, что ГАЗ-64 были очень маленькими автомобилями, меньше, чем Renault Twingo и Nissan Micra, но при этом от них требовалось слишком многое: перевозить солдат, таскать пушки, транспортировать раненых и быть передвижной пулеметной точкой.


На фото: ГАЗ-64, ГАЗ-67


Узкая колея обеих машин делала их неустойчивыми в условиях российского бездорожья, и если Willys MB так и прошел всю войну в первозданном виде, то появившийся в 1943 году ГАЗ-67 уже выглядел гораздо лучше своего американского коллеги. У советского внедорожника колея была расширена до 1 446 мм, да и сам автомобиль стал шире (1 720 мм, против 1 585 мм у Willys MB).

Зато "американец" превосходил ГАЗ-67 по мощности двигателя – 60 л.с. против полусотни "лошадей" у "виллис-ивана", но у советского автомобиля была четырехступенчатая КПП, против "трехступки" у "американца". Что касается грузоподъемности, то более крупный ГАЗ-67 в "одну калитку" обыгрывал Willys MB – 450 кг, против 250 кг у "американца". И если ГАЗ-64 в целом был не самым лучшим подражанием американскому внедорожнику, то ГАЗ-67 превосходил его по многим параметрам.

В активе "американца" был более мощный двигатель и более качественное изготовление, в то время как по всем другим показателям он проигрывал ГАЗ-67. В целом же, по итогам войны, стала ясна дальнейшая бесперспективность развития этих автомобилей, и в СССР уже в 1946 году началась разработка ГАЗ-69, а в Америке Willys вообще "демобилизовали" и отправили сражаться за место под солнцем на рынке гражданских машин.


На фото: Bantam BRC40, Willys MB


Автомобили среднего класса: ГАЗ-М20 Победа против Standart Vanguard

В 1946 году на свет появился, пожалуй, самый эпохальный автомобиль советского автопрома – ГАЗ-М20 Победа. В полуразрушенной стране на разбомбленном в 1943 году ГАЗе работающие на износ советские конструкторы смогли разработать и запустить в производство всего за три года автомобиль, который сразу же назвали революционным.

Хотя традиционно не удалось избежать обвинений в плагиате. Дескать, в очередной раз в СССР наплевали на авторские права и скопировали английский Standard Vanguard. Правда, при этом за кадром всегда почему-то остается один немаловажный факт – Standard Vanguard встал на конвейер на год позже Победы, так что еще не известно, кто кого копировал.

Дабы отбросить обвинения в плагиате раз и навсегда, стоит провести заочную дуэль Победы и Standard Vanguard. Начнем с того, что конструкция Победы была по-настоящему прогрессивной – машина имела не только понтонный (без выступающих деталей, что было новинкой для той эпохи), но и несущий кузов, в то время как в основе английского оппонента лежала старая добрая рама.


На фото: ГАЗ-М20 Победа, Standard Vanguard


Кроме того, Победа была значительно длиннее (4,66 м, против 4,21 м у "англичанина"), и дело здесь не только в большом заднем свесе, но и в гораздо большей колесной база (2,70 м против 2,38 м у Standard Vanguard). Это означает, что английский автомобиль был теснее, хотя и в Победе задние пассажиры жаловались на посредственный комфорт. Зато на заднем сиденье могло разместиться три пассажира, а вот Standard Vanguard был строго четырехместным.

Традиционно слабым местом советского автопрома всегда были двигатели, и Победа не стала исключением. Нижнеклапанный пятидесятисильный мотор заметно проигрывал английскому верхнеклапанному двигателю такого же объема, но последний развивал при этом на 18 л.с. больше.

А в 1954 году Standard Vanguard вообще стал первым в Англии автомобилем, под капотом которого прописался дизель. И хотя модернизированная Победа ГАЗ-М20В получила двигатель мощностью 52 л.с., все равно для такого тяжелого автомобиля он был слабоват и остается только жалеть, что изначально предназначавшийся для Победы шестицилиндровый мотор был запрещен волевым решением "сверху".


На фото: ГАЗ-М20 Победа, Standard Vanguard


Но даже и с пятидесятисильным двигателем советский автомобиль смотрелся однозначно не хуже английского конкурента, который смог вырваться вперед только после появления третьей генерации в 1955 году. Правда, к тому времени Победа уже готовилась уступить свое место на конвейере "двадцать первой" Волге.

К плюсам Standard Vanguard также можно отнести более широкую гамму кузовов: "седан", "универсал" и "пикап", зато у Победы был кузов "кабриолет" и полноприводная модификация. Кроме того, сравнивая эти автомобили, не стоит забывать, в каких условиях они создавались. И хотя английский Ковентри, где выпускался Standard Vanguard, так же серьезно пострадал от налетов люфтваффе, тем не менее его разрушения не идут ни в какое сравнением с тем погромом, что учинили немецкие бомбардировщики в Горьком летом 1943 года.

Однако, несмотря ни на что, горьковские конструкторы сумели создать без всяких оговорок передовой для своего времени автомобиль, а англичане сделали во многом компромиссную машину – рамный кузов, двигатель от трактора, тесный салон.


На фото: ГАЗ-М20 Победа


Представительские автомобили: ЗиС-110 против Cadillac Series 75

В том же 1943 году, когда на ГАЗе началась разработка Победы, за кульманы засели и чертежники московского завода ЗиС. Правда, задача перед ними стояла проще, чем перед их коллегами с ГАЗа, – скопировать американский Packard 180 Super Eight. По ходу копирования были внесены кое-какие изменения, и американский и советский автомобили хоть и были похожи внешне, но близнецами не являлись.

Будущий "членовоз" получил имя ЗиС-110 и от своего американского собрата отличался более длинными передними крыльями и отсутствием кофров для запасных колес, которые в сороковых годах выглядели уже анахронизмом. Разумеется, это было не единственным отличием, но полностью "замаскировать" американское происхождение машины задача и не ставилась.

Для советского автопрома этот автомобиль стал настоящим технологическим прорывом, многое на нем применялось впервые, достаточно сказать, что специально для ЗиС-110 был разработан новый сорт высокооктанового бензина А-74. Помимо этого, применялись такие инновации, как независимая передняя подвеска, стабилизаторы поперечной устойчивости, гидрокомпенсаторы зазора клапанов, автомат пуска двигателя педалью газа, радиоприемник и гидравлические стеклоподъемники. Впоследствии машина получила систему полного привода (ЗиС-110П), кузов "фаэтон" (ЗиС-110Б) и даже скрытное бронирование (ЗиС-115).


На фото: ЗиС-110


Если сравнивать ЗиС-110 с конкурентами, в первую очередь с Cadillac Series 75, то выяснится, что советский автомобиль мало в чем ему уступал. Главный минус ЗиС-110 – это "застывшая" на годы конструкция, в то время как Cadillac традиционно обновлялся каждый год. В частности, у американца ежегодно менялся дизайн интерьера, появлялись новые двигатели и даже типы кузовов. Например, послевоенный Cadillac Series 75 имел пять типов кузова, тогда как ЗиС-110 – всего два.

Первоначально советский "членовоз" превосходил довоенный Cadillac и по габаритам (6,00 м, против 5,79 м) и по мощности двигателя (140 л.с. против 135 л.с. у "американца"). Но затем Cadillac Series 75 второго поколения вымахал до 6,31 м, мощность двигателя увеличили сначала до 150 л.с., затем и до 160 л.с., а в дополнение к трехступенчатой механической КПП, коей обладал и ЗиС-110, на Cadillac стали устанавливать и четырехступенчатый "автомат" Hydramatic.

В активе "американца", помимо кузова "седан", также были кузова "универсал" на девять посадочных мест, "купе" и "кабриолет", но отсутствовала бронированная и полноприводная модификации, какие имел ЗиС-110.


На фото: Cadillac Series 75


Несмотря на схожесть обоих автомобилей, философия у них была абсолютно разная – ЗиС-110 создавался как автомобиль для обслуживания высших государственных чиновников, а Cadillac мог купить любой желающий. Рыночных конкурентов у ЗиСа не было просто по причине отсутствия рынка, поэтому машина годами оставалась в неизменном виде, а Cadillac сражался за каждого покупателя, что подразумевало обязательные косметические, и не только, обновления к каждому модельному году.

И если в сороковые годы ЗиС-110 еще мог считаться ровней Cadillac Series 75, то с появлением следующего поколения Cadillac в 1950 году он уже уступал ему практически по всем показателям.

Поздние компактные автомобили: Москвич-400 против Citroen 2CV

Помимо выпуска шестиметровых ЗиС-110, партия и правительство не забывали и о простых гражданах. Специально для них в декабре 1946 году в Москве начался выпуск автомобиля малого класса Москвич-400, он же в девичестве Opel Kadett. Модель эта была далеко не новая и вряд ли превосходила вышеупомянутый Ford Prefect, но дело было в том, что в виде репараций из побежденной Германии удалось вывести часть оборудования завода Opel.


На фото: Москвич-400, Citroen 2CV


Отсутствующую документацию восстановили немецкие специалисты, недостающие штампы изготовил ЗиС и под конец 1946 года "русифицированный" Opel Kadett встал на конвейер. Историю с КИМ-10 никто не забыл, поэтому в серию пошла модификация с четырехдверным кузовом, а о "двухдверке", которая также имелась в арсенале Opel, никто даже не заикался.

Так как машина была весьма "пожилая", то ее постоянно модернизировали, попутно освоив в производстве кузова "кабриолет" и "универсал". Москвичу-400 удалось сделать то, чего не смог сделать его предшественник КИМ-10 – стать по-настоящему массовым автомобилем.


На фото: Москвич-400


Поэтому интересно будет сравнить его с другим массовым одноклассником, знаменитым Citroen 2CV. Если брать габариты, то здесь наблюдается паритет – Москвич-400 длиннее француза всего на 2 см (3,85 м), но у Citroen 2CV на те же 2 см больше колесная база (2,37 м, против 2,35 м у Москвича).

К несомненным плюсам французского автомобиля относятся прогрессивный передний привод и четырехступенчатая механическая КПП с синхронизаторами. Что же касается двигателя, то здесь Москвич-400 попросту недосягаем, даже несмотря на то, что он оснащался далеко не передовым нижнеклапанным 1.1-литровым мотором мощностью 23 л.с. Но на Citroen 2CV первых лет выпуска устанавливался моторчик мощностью 9 л.с., что выглядело форменным издевательством.

Проигрывал Citroen и по комфорту в салоне, и по старомодному дизайну с установленными на крыльях фарами в духе машин 20-х годов. Более того, эксплуатироваться этот автомобиль с матерчатым верхом вместо полноценной крыши мог только во Франции, Италии, Испании и других странах, где температура 0 градусов считается чуть ли не сибирским морозом.


На фото: Citroen 2CV


Поэтому единственным плюсом Citroen 2CV можно признать только инновационный передний привод, дававший бонусы в управляемости, и дешевизну. По всем же остальным показателям он вчистую проиграл бы Москвичу-400, проводись сравнение этих автомобилей "вживую". Если Citroen 2CV заслужил легкомысленное прозвище "зонтик на колесах", то Москвич-400, пусть звезд с неба и не хватал, но был при этом вполне добротным автомобилем малого класса. Пусть и не самым передовым, но вполне сопоставимым по набору потребительских качеств со многими европейскими одноклассниками.

Что в итоге?

Как видим, в сравнительных тест-драйвах наши машины из 40-х могли выглядеть вполне на уровне своих западных коллег, особенно если речь шла о массовых машинах, а не о люксовых, где значительное отставание бросалось в глаза. Но впереди были 50-е, и послевоенный автопром по обе стороны океана готовил много любопытных новинок и технологических прорывов.


Читайте также:


www.kolesa.ru

Советская мощь: все автомобили с V8 из СССР

Конечно, подавляющее большинство таких машин – это большие черные седаны для партийной элиты. Однако в разработке в Союзе были и такие «народные» экземпляры, на которые любо-дорого посмотреть и сегодня. Но начнем мы все же с «БЧС».

Этот красивый черный седан пришел на смену устаревшему ЗИС-110, который не попал в нашу подборку лишь потому, что его 8 цилиндров под капотом располагались в ряд, а не под углом. Зато ЗИЛ-111 получил новый мотор с аналогичной маркировкой, который располагал 6 литрами рабочего объема, двумя сотнями лошадиных сил и крутящим моментом в 442 Нм. В паре с ним работал двухдиапазонный гидротрансформаторный «автомат».

На базе этого седана чуть позже был разработан и фаэтон ЗИЛ-111В – наследник представительского кабриолета ЗИС-110В.

Это, в свою очередь, наследник ЗИЛ-111 – уже в то время нужно было следить за автомобильной модой, чтобы не «проспать» актуальные веяния дизайна. Новый седан получил и новый мотор – разумеется, с той же маркировкой, что и сам седан. Этот карбюраторный агрегат выдавал уже 300 сил при выросшем до 7 литров объеме, а крутящий момент увеличился до 559 Нм. Дополнительную ступень получила и автоматическая трансмиссия, с которой работал новый мотор.

На фото: ЗиЛ-114 '1967–71

Конечно, на базе ЗИЛ-114 тоже было выпущено несколько специальных модификаций. Одна из таких – универсал ЗИЛ-114А, получивший медицинскую специальность. В СССР такие машины называли «Черными докторами».

Это укороченная версия лимузина ЗИЛ-117, получившая ту же техническую основу, что и оригинал. Семилитровый мотор ЗИЛ-114 при снизившейся массе машины обеспечивал более уверенную динамику, а уменьшение базы положительно сказалось на управляемости.

На фото: ЗиЛ-117 '1971–77

ЗИЛ-117 тоже не избежал популярности в качестве основы для специальных машин. Помимо экземпляров для спецслужб был выпущен и двухдверный фаэтон с матерчатым тентом – такие машины участвовали в парадах на Красной площади.

Лимузин, который должен был получить имя ЗИЛ-115 как законный преемник предыдущего автомобиля подборки, из-за смены системы индексов стал носить название ЗИЛ-4104. Такое же название получил и его мотор – V8 объемом 7,7 литра. Этот агрегат получил небольшую прибавку в мощности относительно предшественника – она выросла до 315 л.с., зато крутящий момент увеличился заметнее, до 608 Нм. Мотор сохранил и основные особенности: алюминиевый блок с чугунными гильзами, два клапана на цилиндр, гидротолкатели клапанов и карбюраторную систему питания.

На фото: ЗиЛ-4104 '1978–83

Правительственный лимузин традиционно отправился служить в различные ведомства, получая различные модификации. Помимо фаэтона ЗИЛ-41044 существовал и «короткий» седан ЗИЛ-41041, и «Черный доктор» ЗИЛ-41042, и спецверсия ЗИЛ-41072 «Скорпион», и многие другие спецмашины.

Эта машина стала косметическим обновлением ЗИЛ-4104: это ясно даже из названия. Сохранив техническую часть и кузов неизменными, она получила новую светотехнику, модернизированный вариант оформления передка и иную стилистику хромированных элементов на кузове.

На фото: ЗиЛ-41045 '1983–85

Это последнее обновление ЗИЛ-4104: такие автомобили выпускались до 2002 года, а после стали производиться штучно по спецзаказам. Машину вновь оставили неизменной технически, но освежили снаружи, сделав экстерьер строже и «квадратнее».

На фото: ЗиЛ-41047 '1986–2008

Этот автомобиль, в отличие от большинства зиловских машин, не стал серийным. Изначально он должен был стать заменой «короткого» ЗИЛ-41041, получив современную внешность и новую техническую начинку. Облик новой машины был заметно «демократичнее», чем у остальных представителей семейства, а вот оснащение им не уступало.

Под капот поместили все тот же мотор ЗИЛ-4104 объемом 7,7 литра и мощностью 315 л.с., а главным техническим отличием новой машины было отсутствие рамы – ее планировали перевести на несущий кузов. Однако развития автомобиль не получил, оставшись существовать в двух экземплярах, на которых отрабатывали технические решения и варианты внутреннего оснащения.

На фото: Под капотом ЗиЛ-4102 Опытный '1988

ЗИЛ-118 «Юность»

ЗИЛ-118 «Юность» — это не легковой автомобиль, а микроавтобус, но обойти его вниманием мы просто не могли: уж слишком шикарной была его внешность – правда, только в первой инкарнации. Истории этой любопытнейшей машины мы посвятили отдельную статью, а здесь предлагаем просто полюбоваться на этот образец стиля своего времени и класса.

На фото: ЗиЛ-118 "Юность" '1962–70

Заканчивая речь о зиловских машинах, можно передохнуть от черных седанов: в истории завода были и спортивные машины. Одна из таких – ЗИЛ-112С: стремительный родстер со стеклопластиковым кузовом. На него могла устанавливаться не одна, а целых две разных V-образных «восьмерки». Первая имела 6 литров рабочего объема и развивала 240 л.с., а вторая – уже 7 литров, которые давали в разное время от 270 до 300 лошадиных сил. Максимальная скорость родстера составляла около 270 км/ч, а разгон до сотни занимал менее 5 секунд.

На фото: ЗиЛ-112С '1962

ГАЗ-13 «Чайка» — это еще одна легенда советского автопрома. Вобрав в себя стилистику зарубежных машин того времени, она выглядела роскошно, смело и солидно одновременно. Мотор ГАЗ-13 был под стать внешности: 5,5-литровый V8 выдавал 195 л.с. и 412 Нм. Он имел два клапана на цилиндр и алюминиевый блок, а сочетался с трехступенчатой автоматической трансмиссией. Кроме него на автомобиль устанавливался двигатель ГАЗ-13Д, имевший при том же объеме и крутящем моменте уже 215 л.с.

На фото: ГАЗ-13 "Чайка" '1959–81

Разумеется, не обошлось без различных модификаций и на базе газовских машин. Так, например, Чайка имела открытую версию с мягким верхом, носившую индекс ГАЗ-13Б.

На фото: ГАЗ-13Б "Чайка" '1961–62

Преемница первой Чайки, новая машина под индексом ГАЗ-14 стала выглядеть совсем иначе – строже, проще и угловатее, приблизившись по своей стилистике к зиловским лимузинам. Сдвоенные передние фары, длинный и низкий профиль, дозированное количество хрома – такой стала Чайка во втором поколении. Под капотом при этом прописался мотор ГАЗ-14, разработанный на основе все того же ГАЗ-13 и имевший 5,5 литров, но чуть больше мощности и крутящего момента – 220 л.с. и 450 Нм соответственно. Питал его не один, а сразу два карбюратора.

На фото: ГАЗ-14 "Чайка" '1976–89

На базе «второй» Чайки были созданы как традиционный фаэтон для парадов под индексом ГАЗ-14-05, так и «Черный доктор» ГАЗ-РАФ-3920.

На фото: ГАЗ-14-05 и ГАЗ-РАФ-3920

Отдельная каста мощных газовских машин с V8 – это автомобили для спецслужб, так называемые «догонялки». ГАЗ-23 – седан на базе ГАЗ-21, получивший усиленный кузов, адаптированный для установки слегка модернизированного силового агрегата от Чайки. Мотор ЗМЗ-23 имел 5,5 литров объема и 195 л.с. мощности, разгоняя седан до ста километров в час за 16 секунд и обеспечивая максимальную скорость в 160 км/ч. Разумеется, под новые технические реалии был доработан не только кузов, но и тормозная система, и трансмиссия, и ходовая часть.

На фото: ГАЗ-23 "Волга" '1962–70

Этот седан пришел на смену ГАЗ-23. Новая «догонялка» тоже получила модернизированный двигатель от Чайки и автоматическую КПП: с 5,5-литровым ЗМЗ-2424 она, по разным данным, разгонялась до 160-180 км/ч.

На фото: ГАЗ-24-24 "Волга"

Логическим развитием модели стал ГАЗ-24-34, получивший кузов от ГАЗ-24-10, в который по отработанной схеме установили V8 и трехступенчатый «автомат», попутно доработав все основные узлы автомобиля.

На фото: ГАЗ-24-34 "Волга" '1987–93

Этот малоизвестный автомобиль должен был стать представительской машиной нового поколения, не просто сменив на посту Чайку, но став куда более современным и технологичным, а заодно и компактным. Судите сами, сколько технических новшеств было заложено в автомобиль на стадии создания: полный привод с принудительной блокировкой межосевого дифференциала, дисковые тормоза всех колес, гидроусилитель, климат-контроль, оригинальное остекление кузова… и это лишь малая часть интересных технических решений – подробно мы рассказывали о ГАЗ-3105 в отдельном материале.

Под капотом седана должен был оказаться совершенно новый мотор: V8 объемом 3,4 литра, для которого разрабатывали как карбюраторную, так и впрысковую систему питания. Уже в карбюраторном исполнении мотор выдавал 170 «лошадей», что было весьма хорошим показателем для такого объема – особенно в сравнении с показателями Чаек.

На фото: Под капотом ГАЗ-3105 "Волга" '1992–96

К сожалению, стать серийным новому ГАЗ-3105 было так и не суждено: прекращение государственного финансирования и появившаяся конкуренция с зарубежными моделями сделали модель слишком затратной для разработки. Ставший убыточным автомобиль остался в прошлом как образец того, на что был способен консервативный горьковский завод при условии достаточного стимулирования.

www.kolesa.ru

Автопром СССР-России - неизданное

Автор:
18 апреля 2016 17:55

Накопилось некоторое количество фото транспорта, который мог бы заполнить наши улицы. Но по разным причинам: техническим, экономическим и даже политическим, они остались в набросках, натурных макетах или опытных сериях.

1. Раф - Стиль (Реанимация)

2. ЛуАЗ работал над советским вариантом "Унимога"

3. ИЖ планировал выпускать и мини-вен

4.

5. Иж мини вэн в металле

6. Иж-минивэн

7. Урал работал над роторно-поршневым мотоциклом

8. Приборная Урала

9. ЗАЗ работал над спорт-купе ЗАЗ 1104

10. На смену 412 должна была прийти новая модель Москвич 3-5-5

11. Предыдущая модель не прошла испытания и была сильно изменения. Москвич 3-5-6 был рекомендован к производству, но отказались, из-за перехода автопрома на передний привод

fishki.net

Успех и рядом не стоял: провальные представители российского автопрома

Тольяттинские осечки

Даже такой гигант, как ВАЗ, в двухтысячные годы испытывал трудности с освоением новых моделей. Причем, в отличие от истории с "десяткой"  и "Калиной", закончившейся вполне удачно, несколько перспективных вазовских разработок так и остались концептами. А ведь планы на коренной пересмотр производственной линейки были еще тогда, в эпоху "самостоятельного плавания" в рыночном океане.

В 2003 году на Московском международном автосалоне был показан ходовой макет Оки-2, получивший индекс ВАЗ-1121. Интересно, что в отличие от серийной Оки первого поколения, малышка использовала вполне взрослую "восьмерочную" платформу  и, соответственно, была оснащена четырехцилиндровым мотором 2111. Годом позже, в 2004-м, вазовцы заявили о том, что собираются выпускать около 100 000 машин в год с "бюджетной" ценой примерно в 5 000 долларов США. В планах руководства было производство Оки-2 на той линии конвейера, с которой сходили Жигули. Увы, все так и закончилось ничем: сам ВАЗ мощностями для выпуска малолитражек не располагал, а по финансовым соображениям запуск этого проекта был не слишком целесообразен.

В дальнейшем производство Оки нового поколения подумывали наладить на Камазе, СеАЗе и даже московском АМО ЗИЛ, но в конечном итоге Ока-2 так и осталась прототипом, выпущенным едва ли в десятке экземпляров.

И это – не единственная "осечка" автомобильного лидера РФ в начале двухтысячных годов. В 2006 году АВТОВАЗ совместно с канадской компанией Magna International занялся разработкой будущей гаммы автомобилей С-класса вместо устаревших переднеприводных Самар, "десяток" и "Калин", которые были произведены еще на платформе ВАЗ-2108.

Государственная корпорация Ростехнологии даже подписала с канадской компанией договор о производстве и поставках на ВАЗ автомобильных компонентов. Серия машин Lada C должна была продолжить эстафету первой переднеприводной платформы-долгожительницы образца 1984 года. Увы, с собственным проектом у ВАЗа не сложилось: в 2009 году в связи с кризисом заводу стало не до столь глобальных разработок. Вдобавок в связи с тем, что компания Renault приобрела 25% акций ОАО "АВТОВАЗ", было решено использовать уже готовые наработки альянса Renault-Nissan – ту самую "всереношную" платформу В0, на которой выпускают многие компактные автомобили альянса.

В начале двухтысячных ВАЗ предпринимал и неоднократные попытки осовременить уже бесконечно устаревшую классику. На MIMS-2002 была показана концептуальная неоклассика – автомобиль, который по замыслу разработчиков должен был сочетать в себе старые агрегаты от прежних моделей и принципиально новый кузов. При этом компоновка должна была оставаться заднеприводной, что теоретически могло снизить затраты на разработку модели и положительно сказаться на цене серийного автомобиля. Увы, и в этом случае неоклассика так и осталась концепт-каром.

Более того, ВАЗу даже не удалось осилить косметическое обновление "семёрки", которая должна была получить новое оформление передней и задней части. Возможно, оно и к лучшему – уж слишком несуразным получился ВАЗ-2107, в котором средняя часть обычных Жигулей была словно приделана к двум совершенно другим автомобилям.

Смесь немецкого с волжским

После того, как АВТОВАЗ и GM организовали совместное предприятие, с 2002 года на нем выпускают Chevrolet Niva – бывшую вазовскую разработку с индексом ВАЗ-2123. В отличие от иномарок, собираемых в РФ, Нива является по-настоящему отечественным автомобилем со степенью локализации около 98%.

Правда, без фейлов не обошлось еще в момент презентации новинки, когда у неё не закрылась задняя дверь, что дало немало поводов для насмешек. Тем не менее "Шнива" получила немало наград и является одним из самых популярных автомобилей в своём сегменте.

Однако впечатления новоиспеченных владельцев на практике сразу омрачил "дохлый" двигатель объемом 1,7 литра, ведущий свою родословную еще от "копейки". Концерн General Motors пытался исправить "сердечную недостаточность" путём применения импортного двигателя Opel Z18XE и пятиступенчатой "механики" от Suzuki Grand Vitara. Машина под индексом FAM-1 также была неплохо оснащена – кондиционер, две подушки безопасности, система ABS... Тем не менее, в отличие обычной Шнивы, модификация с "джиэмовской" начинкой с учетом её мелких недочетов оказалась неконкурентоспособной – в первую очередь, из-за цены. За два года модель разошлась смешным тиражом в 1 000 штук.

Пересохшая Ока

В середине двухтысячных Серпуховский автомобильный завод предпринимал отчаянные попытки осовременить выпускаемую им малолитражку вазовской разработки, для чего оснастил Оку более мощным трехцилиндровым двигателем, укладывавшимся в нормы Евро-2. Поскольку подходящего силового агрегата российской разработки попросту не существовало, спрос на него удовлетворил работящий Китай – моторы с КПП закупались у FAW. Однако такой шаг сразу взвинтил цену машинки до заоблачных 5 000 долларов, вследствие чего спрос на неё резко упал, а производство тут же стало нерентабельным.

Все точки над i в истории расставил кризис 2008 года, после которого выпуск Оки в Серпухове прекратился, а сам СеАЗ превратился из завода по производству автомобилей в предприятие по выпуску запасных частей и комплектующих для ВАЗ-1111 и модификаций – благо, часть мощностей была сохранена в работоспособном состоянии.

Орёл, который не полетел

В 2012 году Таганрогский автомобильный завод удивил российских автомобилистов громким заявлением о начале выпуска автомобиля собственной разработки. Да-да, речь шла не о мелко- или крупноузловой сборке чужой модели, а о производстве машины оригинальной конструкции.

Более того, даже тип кузова (четырехдверное купе) с эффектным дизайном однозначно указывал на то, что у ТагАЗа получился очень самобытный автомобиль. Да и конструкция не подкачала: рамная, плюс применение композитных материалов для изготовления панелей кузова. При этом небольшая габаритная высота обеспечивала Орлу (а именно так переводится название Aquila) отличную устойчивость в поворотах. Впрочем, без поддержки и помощи партнеров не обошлось – необычная конструкция Аквиллы была разработана в подразделении Tagaz Korea.

Однако развитие проекта шло отнюдь не по восходящей дуге: с каждой серией "живых" автомобилей менялась их техническая начинка, да и внешне ранние и поздние модификации отличались. В результате «Акела промахнулся»: очень быстро выяснилось, что по качеству изготовления пластиковых панелей и отделке автомобиль очень "сырой" – ему было далеко даже до остальных российских машин, не говоря уже о полноценных "иномарках".

Печальная судьба Аквиллы связана с делами на самом ТагАЗе: из-за структурных трансформаций и образования нескольких разных юридических лиц производство было остановлено, а затем завод и вовсе стал банкротом. На этом история необычного автомобиля заканчивается – если не считать тех нескольких сотен экземпляров, которые успели обрести своих счастливых (хотя счастливых ли) владельцев. Ведь впоследствии обслуживание и эксплуатация столь нестандартного автомобиля превращались в настоящую головную боль – по сути, экзотичная Аквилла перешла в разряд мелкосерийных самоделок.

Вторая неудача ТагАЗа – модель Vega. Не успев предстать на суд потенциального покупателя, эта модель уже получила иск концерна GM Daewoo, руководство которого обвинило подразделение Tagaz Korea в нарушении прав на интеллектуальную собственность. По утверждению корейцев, ТагАЗ незаконно использовал похищенную документацию по модели Chevrolet Lacetti. Всего через пару месяцев после начала производства Веги в Таганроге производство по решению суда Сеула было остановлено. Таким образом, седану едва удалось преодолеть планку в 1 000 экземпляров, став очередным фейлом ТагАЗа.

Симба – полукапотник из Ульяновска

Еще в 1999 году УАЗ представил проект коммерческого автомобиля полукапотной компоновки, получивший название Симба. Через несколько лет его решили перевести на новую платформу – такую же, как у новой модели Patriot. УАЗ-3165М напоминал уазовский внедорожник и внешне, соответствуя актуальному корпоративному стилю ульяновского завода. В планах был выпуск минивэна с перспективой производства на этом шасси модификаций с различными типами кузова и двигателя. Увы, вторая попытка запуска Симбы в серию также оказалась неудачной, а в Ульяновске окончательно отказались от идеи выпуска автомобиля полукапотной компоновки.

Таким мог бы быть коммерческий УАЗ нашего времени. Но – не стал.

ЗиЛ-4112Р – един в своём роде

К концу девяностых годов XX века стало очевидно, что советские ЗиЛы устарели и уже не очень годятся на роль правительственных "членовозов" – именно поэтому еще во времена Ельцина с этой целью стали не слишком патриотично использовать пульмановский Mercedes-Benz S600. Но в начале двухтысячных у "околозиловских" энтузиастов и причастных к теме возникла идея о том, что было бы неплохо возродить отечественный автомобиль высшего класса, но выполнить его при этом на совершенно новом технологическом уровне.

В рамках проекта, получившего серьезное название "Монолит", был разработан дизайн кузова и изготовлена масштабная модель. К 2012 году работы по автомобилю ЗиЛ-4112Р были завершены. Буква "Р" в индексе появилась в качестве дани уважения Сергею Рожкову – одному из создателей неоЗила, которого не стало в 2011 году.

Несмотря на внешнюю схожесть с прежними машинами, ЗиЛ-4112Р является полностью новым автомобилем, созданным на модернизированных агрегатах. Правда, невзирая на его технологические инновации вроде послойного разделения потоков климат-контроля и оригинальной конструкции средней двери, открывающейся между двумя обычными, суперЗиЛ так и остался изготовлен в единственном экземпляре – по сути, это больше ходовой макет прототипа, чем автомобиль для реальной эксплуатации. А эргономика его водительского места восходит к уровню семидесятых годов прошлого века – и это не тот случай, когда подобной преемственностью стоит гордиться. Возможно, именно поэтому проект нового российского лимузина вызвал сдержанный интерес у "потенциального владельца".

Ё-мобиль и Маруся: мыльные пузыри инноваций

Еще в начале двухтысячных Фонд Экологизации Транспорта города Москвы начал финансовую поддержку малоизвестного в стране проекта "Мишка" – целого семейства компактных автомобилей с кузовом из стеклопластика на агрегатах Оки. В рамках проекта предполагалось запустить в производство как автомобили с традиционными бензиновыми ДВС, так и варианты на электрической тяге!

Кроме того, в 2012 году на арендованных производственных мощностях завода ЗиЛ два российских предприятия наладили сборку Мишек с мелитопольскими движками. Несмотря на то, что такие машинки прошли регистрацию в ГИБДД, сколько-нибудь крупносерийным производство так и не стало.

Зато два других проекта в своё время успели прогреметь на весь мир! Речь об амбициозных идеях по выпуску электромобилей Ё-мобиль и суперкаров Marussia.

Строго говоря, Ё-мобиль задумывался как гибридный автомобиль, где обе ведущие оси приводились бы как от ДВС через специальный генератор, так и от аккумулятора-накопителя. Проект довольно шумно стартовал в 2010 году, для чего российская инвестиционная группа ОНЭКСИМ и российско-белорусское предприятие Яровит-Моторс создало СП "Городской автомобиль" с оценочным бюджетом в 150 миллионов евро.

В том же 2010-м были представлены ходовые образцы, изготовленные кузовным ателье Cardi и фирмой "Русский автомобильный дизайн". Впрочем, эти прототипы несли лишь "имиджевую" нагрузку – их задачей было заявить о старте проекта. По заявлению Михаила Прохорова, сертификацию Ё-мобили должны были пройти уже в 2012 году.

Пока представители Ё-авто изучали реакцию и отзывы посетителей в своём блоге, прототипы успело оценить высшее руководство страны: 1 апреля 2011 года председатель правительства РФ Владимир Путин приехал из Ново-Огарёво, со своей подмосковной резиденции, в государственную резиденцию Горки-9, где перспективную разработку оценил президент Медведев.

Затем зелёный свет проекту Ё-мобиля дали на государственном уровне: по итогам подписанного в Смольном соглашении, в индустриальном парке "Марьино" должны были построить завод "Ё-Авто" с производственной мощностью до 45 000 автомобилей в год.

Между тем организаторы продолжали раскручивать проект современными методами: на сайте компании "Ё-Авто" открыли приём виртуальных заявок, причем только за первые сутки удалось собрать около 50 000 заказов – больше, чем теоретически завод мог выпустить за год работы!

В первые работы по запуску проекта и строительству завода было вложено около 140 миллионов евро, а очередные версии Ё-мобиля и Ё-кроссовера даже были выcтавлены на Франкфуртском автосалоне 2011 года! В 2012 году происходит смена топ-менеджмента – по официальной формулировке, в связи со срывом сроков по запуску проекта.

Годом позже, в июне 2013-го, новый вариант Ё-мобиля показали посетителям Петербургского международного экономического форума. Практически сразу же гибридный кроссовер Ё-мобиль в виде пяти прототипов презентовали в центре испытаний НАМИ.

Увы, в 2014-м году начало производства "Ё-мобилей" заморозили в связи с недостатком финансирования. Таким образом, по сей день ни один из восьми этапов планового превращения проекта "Ё-мобиль" в серийный автомобиль не был выполнен ни по срокам, ни по заявленным результатам.

Ё-мобиль планировали выпускать с самыми различными кузовами. Но верили ли в это всерьез сами организаторы – хороший вопрос.

Впрочем, многие специалисты и автомобильные эксперты изначально скептически относились к реальному осуществлению проекта на практике, объясняя это его несбыточностью по заявленным срокам и квалификации задействованных лиц. Более того, многие прямо говорили о том, что Ё-мобиль – это всего лишь своеобразный пиар-ход Прохорова, напрямую связанный с его избирательной кампанией. Как бы то ни было, пока что ничего не изменилось: Ё-мобиль как был, так и остаётся нашумевшим проектом – за исключением одного экземпляра под названием Ё-Crossback EV, который Михаил Прохоров передал для эксплуатации Владимиру Жириновскому. Правда, технически этот Ё-мобиль отличался от предыдущих и был не гибридом, а простым электромобилем штучной сборки.

В отличие от предыдущего героя, оставшегося несбыточным обещанием, суперкары Marussia все же существовали на самом деле – более того, штучно выпускались несколько лет. В 2008 году в Москве была представлена Marussia B1 – амбициозный проект шоумена и гонщика Николая Фоменко. Годом ранее Фоменко основал компанию Marussia Motors, которая и должна была выпускать первый российский суперкар с близким русскому сердцу именем «Маруся».

Ма Раша? Маруся? Моя Россия? В любом случае, в названии Marussia зашита игра слов и смыслов на тему России

Чем российская машина могла покорить сердца обеспеченных покупателей сверхмощных суперкаров? Во-первых, эксклюзивностью – ведь этому автомобилю предстояло быть единственным в своём роде. Во-вторых, Маруся за счет отечественных ресурсов и 80-процентной локализации готового автомобиля должна была получиться доступнее аналогов.

В 2010-м на Тверской в Москве даже открылся первый (и последний) шоурум Marussia Motors, который должен был собирать предзаказы на будущий суперкар Marussia B2 стоимостью около 160 000 евро. Производить автомобили планировалось на финском заводе Valmet – том самом, на котором 20 лет назад выпускали Евросамару, модель Baltic.

Эффектная внешне Маруся технически напоминала суперкары ХХI века: сварной кокпит с быстросъемными подрамниками, подвеска на шарнирных соединениях вместо упругих элементов, кузовные панели из карбона... Из покупного – только те детали, которые могли облегчить прохождение сертификации в ЕС и снизить итоговую стоимость разработки. Именно поэтому в Marussia Motors остановились на трех вариантах моторов V6 : ниссановском 300-сильном двигателе от Nissan Nismo Fairlady, а также паре оригинальных 2,8-литровых турбомоторов производства Cosworth. Причем сама российская компания принимала активное участие в изготовлении моторов – то есть речь шла скорее о совместном производстве, чем о поставках готовых "контрактных движков".

Затем компания собрала несколько десятков автомобилей и... в апреле 2014 года в российских СМИ прозвучало официальное сообщение о прекращении работ над всеми проектами по Марусе. По-видимому, амбициозные разработки получились слишком сырыми и требовали куда больше сил, энергии и знаний, чем на это рассчитывал коллектив Marussia Motors во главе с Фоменко. Ведь автомобили такого класса и назначения требуют опыта высочайшего инжиниринга, которого у российских энтузиастов могло и не хватать. Как бы там ни было, история Маруси закончилась практически так же тихо и бесславно, как и у Ё-мобиля. Правда, в отличие от "прохоровского" проекта, первый российский суперкар все же, хоть и недолго, но успел побыть мелкосерийным автомобилем, ценность которого от этого со временем может лишь увеличиться. Как известно, артефакты всегда дорого стоят...

Вместо заключения

Время показало, что рыночный успех автомобиля зависит не только от удачности его конструкции. Особенно сейчас: экономические невзгоды, отсутствие платежеспособной аудитории и геополитическое противостояние могут сделать "фейлом" даже очень, казалось бы, удачную по задумке модель. А все потому, что в любые времена автомобиль был не только воплощением инженерно-конструкторской мысли, но и явлением – эпохи, поколения и ситуации в стране, в которой его производили. Именно эти факторы тоже во многом определяют, что ожидает машину – лавры бестселлера или грустная участь автомобиля-неудачника.

www.kolesa.ru


Смотрите также